Клуб болельщиков ХК Динамо Москва

«Динамо» для меня это все. У меня даже дома ничего красного нету»

Хоккейное «Динамо» может гордиться не только своими воспитанниками и достижениями, но и болельщиками, которые переживают с командой все взлеты и падения.

Председатель правления Клуба болельщиков ХК «Динамо» (Москва) Рамиль Махмутов рассказал, почему болельщики решили создать свое сообщество, как строятся отношения с игроками и тренерами и почему для них важно быть независимыми от руководства хоккейной команды.

«ХОТЕЛИ СОЗДАТЬ СООБЩЕСТВО БОЛЕЛЬЩИКОВ, НЕЗАВИСИМОЕ ОТ ХОККЕЙНОГО КЛУБА»

– Рамиль, вы председатель правления Клуба болельщиков «Динамо», но больше никакой информации о вас нет. Так кто же вы?
– Кто я? Родился и вырос я в Москве на Ленинградском проспекте между стадионом «Динамо» и стадионом ЦСКА. В семье все болели за «Динамо», кроме мамы. Она болела за ЦСКА, а вся мужская половина – за бело-голубых. В детстве занимался спортом, как все тогда делали. Нас было человек 15 одного возраста во дворе, поэтому если кто-то шел играть в футбол – все шли играть в футбол, кто-то пошел в плавание – все пошли в плавание. Я успел поиграть в футбол примерно полгода в ЦСКА и два с половиной года у Виктора Царева в «Динамо». Хоккеем профессионально не занимался, но во дворе всегда играл. Сейчас работаю в компании, связанной с космической связью.

– Как начался ваш роман с «Динамо»? 
– С футбольных матчей. У хоккейного клуба же не было своего стадиона. Хотя я раза три был на стадионе «Динамо», когда там заливали лед и хоккеисты играли на воздухе. А от футбола, наверное, одно из самых ярких воспоминаний детства – прощальный матч Яшина.

– В детстве у вас было больше футбольных впечатлений. Как тогда хоккей сумел отвоевать столько вашего внимания?
– В последнее время я все больше разочаровываюсь в футболе. Это связано с подходом к игре, к самоотдаче на поле. Знаете, когда мы в детстве занимались у Царева, помню, мы два раза выигрывали чемпионат Москвы. Если мы выигрывали матч, для нас наградой была бутылка лимонада или жвачка. Так мы за этот лимонад бились, не жалея сил. И жвачку потом неделю жевать могли, пока она просто не рассыпалась во рту.

Я ездил на сборы футболистов «Динамо» в Турции и сборы динамовских хоккеистов в Пинске. Так вот, мне кажется, футболисты не полностью отдаются делу. Какое-то легкомысленное отношение у них, поэтому, видимо, и результаты у сборной такие. И если бы вы увидели, в каких условиях живут футболисты в Турции и в каких хоккеисты в Белоруссии... Это просто небо и земля. Когда я хоккеистов спрашиваю, как они отдыхают-то вообще там, они говорят, что им лишь бы ноги до кровати донести и спать свалиться. Самоотдача у футболистов и хоккеистов совершенно разная.

– А как начинался ваш путь в движении болельщиков? 
– Я просто ходил на хоккей. Друзья-старожилы во время многочисленных разговоров решили создать официальный клуб болельщиков. Причем создать его решили именно сами болельщики для того, чтобы быть независимыми от хоккейного клуба. Если в футболе сам клуб причастен к обществу болельщиков, то хоккейный клуб никак к нашему объединению не относится. Да, мы не ссоримся с руководством хоккейного клуба, но при этом они не могут диктовать нам свои условия. Мы всегда находим общий язык. Если клуб выходит с какой-то инициативой, мы это обсуждаем, если это приемлемо – мы это поддерживаем, если неприемлемо – ищем другие варианты. То есть у нас даже в учредителях нет никого из хоккейного клуба. Даже руководитель отдела по работе с болельщиками Иван Хавхало не входит в состав Клуба болельщиков, потому что он сотрудник хоккейного клуба.

– Знаю, что вы поддержали его, когда у него были непростые отношения с «Династией». Почему вы решились на это?
– Ваню мы знаем давно, парень он бескорыстный. Не хочу ничего плохого сказать про «Династию», но Ваня действительно живет «Динамо». У него недавно родился сын, и сразу после крестин его одели в динамовскую форму. Что лукавить, многие движения, не только динамовские, работают на то, чтобы заработать деньги. А Ваня работает ради имени «Динамо» и цели поднять денег перед собой не ставит. А когда человек работает ради имиджа родного клуба – это совсем другое отношение.

– Почему вы хотели быть независимыми от клуба?
– Понимаете, если брать руководство клуба в учредители, то, соответственно, они будут оказывать финансовую помощь и требовать что-то взамен. Как я говорил, мы не идем в противовес руководству «Динамо», но мы хотим, чтобы наше мнение было услышано. Например, когда ликвидировался ХК «Спартак», руководство «Динамо» предложило вывесить баннер в поддержку. Мы сказали, что готовы вывесить баннер, где будет написано, сколько матчей мы сыграли со «Спартаком». А их было около 100, и около 80 из них выиграло «Динамо». Мы хотели написать баннер со смыслом, мол, давайте оставим дерби, у нас будет команда, которую будем обыгрывать. Руководство сочло, что это неэтично, тогда мы решили вообще ничего не вывешивать.

Если руководство будет входить в состав, это будет уже не объединение болельщиков. Наша дверь для руководства клуба не закрыта, мы часто встречаемся с генеральным директором «Динамо» Андреем Сафроновым, беседуем на разные темы, разрабатываем совместные мероприятия. Но так как нам никто не платит из клуба, никто не может диктовать нам свои условия. В этом и ценность, иначе руководство никогда не услышит объективного мнения болельщиков.

– Есть вопросы, по которым вам сложнее всего было отстаивать свою позицию?
– Не было, наверное, еще такого. Но, возможно, такая ситуация возникнет в ближайшее время, потому что мы переезжаем на новую арену. Конечно, «Лужники» – это родной стадион, но давайте будем откровенны – все-таки это сарай. Надо жить в настоящем времени и переезжать на вместительную арену, с кубом, с продуманной системой общепита. Но новая арена немного другая, поэтому, боюсь, изменятся условия для людей, которые прежде покупали абонемент. Например, первые ряды в «Лужниках» были просматриваемыми, а на «ВТБ Арене» они находятся вплотную к стеклу, что вряд ли многим понравится. Или, допустим, седьмой-восьмой ряды по центру в «Лужниках» были самым козырным местом. А на новой арене эти места перекрывает стекло скамейки штрафников. Соответственно, создается помеха. Поэтому я боюсь, что во время распределения этих мест будут разногласия по абонементам между болельщиками и клубом.

«КЛУБ БОЛЕЛЬЩИКОВ «ДИНАМО» – КЛУБ ОТКРЫТЫХ ЛЮДЕЙ»

– Какие отношения у вас с болельщиками других клубов? 
– У нас с рижскими болельщиками очень хорошие отношения. Когда ездим в Ригу, часто играем с ними в хоккей. Или вот, например, когда один раз по календарю получалось, что мы приезжали к ним 3–5 января, мы совместно отмечали Новый год. Снимали кафе, веселились.

Конечно, встречается и агрессия в каких-то городах. Но все зависит от того, что ты ищешь. Если хочешь увидеть негатив – найдешь его.

– С Омском у вас легендарное противостояние…
– Знаете, когда мы выиграли Кубок Гагарина, нас было 77 человек на последней игре в Омске, с учетом женщин и детей. Будем считать, боеспособного мужского населения среди нас было около 40 человек. Действия органов правопорядка были просто возмутительными. Они заставили нас собраться вместе и повели мимо омских болельщиков, которых было человек 300 точно. Т.е. набросились на нас. Хотя были и такие, кто поздравил.

Хотя обидно даже не за этот инцидент после матча, обидно за то, что они сотворили во время награждения. Лео Комаров тогда подарил ребенку клюшку, а ее отобрали и выкинули на лед. А во время награждения они начали кидать на лед всякую гадость. Зачем? Не хочешь видеть это награждение – уходи. Если бы они выиграли у нас в Москве, я бы ничего не кидал, я бы просто развернулся и ушел.

– А как внутри своей организации боретесь за чистоту рядов?
– Я за то, чтобы выслушивать любое мнение. Есть Клуб болельщиков – и есть несколько движений. Двери не закрыты ни для кого. На совещания клуба приходят не только его учредители, мы готовы выслушать любое мнение. Это клуб открытых людей. Но если Клуб болельщиков принимает какое-то решение, его надо исполнять.

– Приходилось кого-то исключать?
– Такого не было. Но замечания приходилось делать. И даже не просто члену клуба, а одному из учредителей. Мы приняли одно решение, а через несколько дней он начал это решение отрицать в интернете. Он присутствовал на собрании, но не смог никого убедить, а потом начал вносить раздор. Я с ним лично потом разговаривал. Больше у нас таких случаев никогда не было.

– А чем фанат отличается от болельщика?
– Обычно фанатом называют человека, который постоянно с командой. А болельщик с ней по мере возможностей, скажем так. По-моему, не очень важно, как тебя будут называть – фанатом или болельщиком. Главное – чтобы ты искренне болел за свой клуб. У нас несколько лет назад было 11 проигрышей подряд. И в Риге дошло до того, что мы перекрыли дорогу автобусу и не выпускали его с арены. Тогда к нам вышел Харийс Витолиньш, мы попросили его вывести команду, и он это сделал. Мы поговорили, даже немного на повышенных тонах. Ведь несмотря на такое количество поражений подряд, мы все равно за ними ездили. Собственно, это мы им в вину и поставили. Нас было тогда человек 35–40, с женами и детьми. И ведь в Ригу съездить – не то же самое, что в Ярославль. Мы им все это рассказали. Наверное, подействовало, потому что потом команда начала выигрывать.

– Для московских хоккейных клубов дерби становятся проблемой, потому что приходят футбольные болельщики. Какие у вас с ними отношения?
– Нормальные, у нас с ними проблем нет. Они нас поддерживают. Когда мы ездили в Чехию, с нами поехала довольна большая группа футбольных фанатов. Мы как дружная семья. Я вообще не понимаю людей, которые, например, в футболе болеют за «Динамо», в хоккее за ЦСКА, а в шашки – за «Спартак». Клуб должен быть один на всю жизнь. Можно изменить клубу, только если он самоликвидировался. И то – я знаю многих болельщиков воскресенского «Химика», который уже давно не играет по мастерам, продолжающих поддерживать свою молодежку.

«КЛУБ КАК БЫЛ «ДИНАМО», ТАК ИМ И ОСТАЛСЯ»

– Раз уж вы затронули тему ликвидации клуба. Объединение «Динамо» с ХК МВД нельзя назвать самоликвидацией клуба, но тем не менее для многих болельщиков оно стало крайне болезненным событием…
– Я вам расскажу, как все это проходило. Это слияние произошло не от хорошей жизни. «Динамо» – единственный клуб, который ни разу не вылетал из высшей лиги ни в футболе, ни в хоккее. И тогда стоял тяжелый вопрос по поводу финансирования. Было несколько вариантов, в том числе даже выйти из КХЛ на сезон-два, чтобы найти спонсоров. И вот однажды я случайно встречаю Виталия Семеновича Давыдова около метро «Семеновская». Естественно, спрашиваю его, как дела в клубе. Он говорит, что все нормально, приходят ребята из ХК МВД и вместе с ними молодой генерал. Виталий Семенович имел в виду Михаила Тюркина. И существовать это объединение будет как «Динамо».

Всем, думаю, было понятно, что ХК МВД все равно не прожил бы долго. Да, это была неплохая идея, но у них, по сути, ничего не было. Были только отчаянные ребята, совершенно не звезды, которые собрались на ровном месте и дали результат. А «Динамо» – это бренд, который знают не только у нас в стране, но и во всем мире. И ХК МВД тоже было выгодно слиться. Да, ОХК резало слух, но мне лично по барабану эти аббревиатуры, потому что как это было «Динамо» (Москва), так и осталось. Если бы клуб после объединения назвали «Динамо-МВД» – это был бы уже другой вопрос. Мы сейчас очень хотим, чтобы молодежная команда тоже называлась «Динамо», а не ХК МВД. Но это дело довольно затратное, хотя руководство клуба слышит нас и, думаю, мы добьемся этого решения.

– Но вы смогли принять это объединение, а ведь были и те, кто прекратил ходить на матчи «Динамо».
– Поверьте, они ходят сейчас. Не ходили тогда, когда «Динамо» не было чемпионом. А потом мы взяли два кубка, и все стихло. Вот сейчас кто-то вспоминает, что это ОХК? Хотя на сайте везде написано ХК «Динамо», по всем юридическим документам мы все равно ОХК. Я спрашивал Сафронова, в чем проблема убрать эту букву «О». Он сказал, что изменить статус не может и во всех официальных документах должно быть ОХК. Но не думаю, что это имеет какое-то значение в обычной жизни. У «Авангарда» тоже какой-то хитрый юридический статус, но на хоккейной площадке разве важно, что написано в учредительных документах?

– Болельщики, которые пришли к «Динамо» после двух побед, – это так называемые глорихантеры. Как вы к ним относитесь?
– Знаете, с одной стороны, мне это не нравится. С другой стороны, я, например, для себя решил, что на будущий сезон не куплю абонемент на футбол, хотя раньше покупал на всю семью. Схожу по билетам на матчи против «Зенита», ЦСКА, «Локомотива», но абонемент брать на весь сезон не буду. Я не согласен с той политикой, которую проводит клуб. Бастовать и кричать, считаю, бесполезно. Покажу свое несогласие именно таким способом.

– Хоккейное «Динамо» славится своей посещаемостью. Вы ведете над этим работу?
– У нас очень много работают над привлечением на трибуны студентов. В нескольких институтах мы создали динамовскую ячейку. Мы разговаривали с руководством о возможности предоставления автобуса, чтобы возить на матчи детей из школ, потому что все равно места свободные есть. Клуб готов, но все упирается во время начала матчей. По правилам ГИБДД детей после 7 часов вечера на автобусе перевозить нельзя. А мы хотели детский дом привезти из Тверской области и детей из обычных московских школ.

Руководство клуба часто идет нам навстречу в таких вопросах. Однажды я просто пришел и сказал: у меня ребенок учится в Щербинке, разрешите, пожалуйста, сделать экскурсию на хоккейную базу. Даже набрался наглости и попросил предоставить автобус. И мне дали автобус, я тогда привез на базу 45 детей. Пока мы ехали в Новогорск, я им рассказывал историю «Динамо». А в Щербинке очень много домов военнослужащих, и большинство там болеет за ЦСКА. До того как мы приехали на базу, за «Динамо» болели только мой сын и еще один мальчик, зато на обратном пути я спросил, кто будет болеть за «Динамо», и уже человек 15 поняли руки. Вот так надо воспитывать болельщиков. Я недавно слушал по радио, что Общество «Динамо» взяло шефство над детским лагерем в Артеке. Это же великолепно!

«ХОТИМ УСТРОИТЬ ВИТАЛИЮ ЕРЕМЕЕВУ ПРОЩАЛЬНЫЙ МАТЧ»

– Как у вас проходит контакт с командой?
– Сейчас у нас довольно сложная ситуация. У нас есть хорошая традиция общаться с командой после игры, когда минимум человек 15–20 встречают команду около автобуса, разговаривают с игроками и тренерами. А на «ВТБ Арене» автобус с командой будет заезжать внутрь арены. Арена готова выписывать временные пропуска, чтобы, например, человек 10 могли туда зайти. Но я сразу сказал, что 10 человек – это очень мало. Должно быть человек 20 хотя бы. 10 человек, которые ходят постоянно, и другие 10 – в виде награждения от Клуба болельщиков. Я еще сам не знаю, как это лучше сделать. Может быть, ввести какую-то предварительную запись. С этим большая проблема.

Вообще, у нас обстановка такая была, что мы разговаривали с командой, как с близкими. Всех хоккеистов мы знаем в лицо, особенно старожилов. Я вам так скажу: иногда бывает, что тренеры слушают болельщиков. Не буду называть имен, но был случай, когда предложили тренеру попробовать одного игрока в другом звене, и на следующей игре это случилось. Конечно, такое случается нечасто, у тренера на все свои взгляд и мнение, но если у болельщиков проскакивает какая-то хорошая идея, к ней прислушиваются.

– Получается, у динамовских болельщиков очень близкие отношения с командой.
– Определенно. И руководство к нам тоже прислушивается в этом плане. Был случай, когда игроки после матча выходили в кепках клубов НХЛ. Мы обратились к руководству с этим вопросом. И Сафронов тут же издал распоряжение, что если он увидит у кого-то атрибутику другой команды, игрок будет оштрафован. Игрок должен выходить со стадиона либо в атрибутике своей команды, либо в независимой одежде. И ребята это восприняли нормально.

– Болельщики «Динамо» довольно трепетно относятся к воспитанникам клуба. А вот, например, вы бы хотели, чтобы Андрей Миронов уехал пробовать силы в НХЛ?
– А почему нет? Я не вижу в НХЛ ничего плохого. Самое главное – уехать в золотое время. Не уехать рано, чтобы там просто не пропасть. Ну и потом, как можно человека силком остановить? Он же едет туда учиться, прогрессировать, развиваться, а не водку пить. Просто сейчас, думаю, Андрею еще рано ехать. Ему надо еще года два-три подождать.

– Вообще, как внимательно вы следите за динамовской молодежью?
– Знаете, «Динамо» по бюджету занимает всего 7–8-е место в лиге. То есть мы не такие олигархи, как СКА, ЦСКА или «Ак Барс». Мы деньгами не разбрасываемся. Поэтому нам очень важно опираться на свою школу, на наших воспитанников, а не скупать хоккеистов со стороны. В этом году мы потеряли двух игроков – Сережу Соина и Дениса Мосалева, которым, если верить СМИ, в новых клубах выставили по два динамовских контракта. Чтобы их удержать, надо было повторить эти предложения, но «Динамо» не имеет такой политики – платить сумасшедшие деньги. Жаль, ребята очень хорошие, может, вернутся когда-нибудь. Так уже случалось: например, Илья Горохов уходил, но вернулся. Знаю, что Сергей Коньков хотел вернуться, но «Локомотив» нашел, чем его удержать.

Сейчас команда направлена на привлечение молодежи. Я был за приход Горохова, потому что у нас в обороне очень много молодых игроков, но чтобы они встали на ноги, им нужен опытный наставник. Я думаю, что Горохов оказал большую помощь в становлении Андрея Миронова, когда они играли вместе. Теперь Андрей уже сам может быть для кого-то наставником. У нас достаточно молодых игроков, которые, думаю, через несколько лет могут достичь уровня того же Миронова.

– Есть игроки, которые играли в «Динамо», сейчас перешли в другую команду, но тем не менее остались для вас «своими»?
– Конечно. Денис Толпеко, например. Он наш, родной. На самом деле таких игроков много. И даже не мы подходим к ним после игры, а они сами, зная, что мы всегда после матча ждем у динамовского автобуса, приходят пообщаться.

Многое зависит от того, как человек ушел. Миша Анисин в глубине души жалеет о том, что произошло. Мы с ним разговаривали, он готов был вернуться в «Динамо», но думаю, что слишком уж громкий был скандал. Он неплохой игрок, но, боюсь, он погубил этим свою карьеру, и не только в «Динамо». Кто захочет подписать игрока, который выносит сор из избы?

И «своих» мы не забываем. Мы хотим в этом году попросить руководство сделать прощальный матч для еще одного нашего Еремы – Виталия Еремеева. Он завершил карьеру, оставив рекорды по количеству «сухих» матчей. Хотелось бы заявить его на одну игру и проводить с почетом. Но это еще надо согласовывать с КХЛ.

«ТЫ У НАС САМЫЙ СТАРЫЙ, ВОТ ДАВАЙ БУДЕШЬ САМЫМ СТАРШИМ»

– Слушаю вас и понимаю, что Клуб болельщиков «Динамо» – это дело, которому требуется уделять много сил и времени. 
– Все зависит от ситуации. Мы стараемся собираться раз в два месяца стабильно. Бывает и чаще. Если что-то экстренное, то обзвонить и собрать всех – не проблема.

– А как скоро после образования Клуба болельщиков вы вошли в его руководство?
– Я в руководство сам не рвался. Это ребята решили. Я тогда отдыхал в Литве с семьей на озере, мне позвонили и сообщили: «Мы решили, председателем будешь ты. Ты у нас самый старый, вот давай будешь самым старшим!» Хоть бы меня спросили. Так что старым быть не так уж и хорошо.

– Каким образом Клуб болельщиков «Динамо» зарабатывает деньги?
– Абонементной программой. Знаете, вступление в Клуб болельщиков сулит всевозможные льготы. Во-первых, многие партнеры хоккейного клуба предоставляют скидки членам нашего сообщества. Могу сказать честно, мы на партнерах не зарабатываем никаких денег, всю их рекламу на нашем сайте мы размещаем абсолютно бесплатно. Во-вторых, у нас есть специальная программа клубных карт. Образно говоря, если вы владелец бронзовой карты – вы получаете одну скидку, если серебряной – то другую. Золотых карт у нас нет. Мы думали одно время награждать ими, но потом решили так не делать, чтобы не было разговоров «Почему наградили его, а не меня? Почему именно ему дали первую карту?» В общем, пока на протяжении двух лет решить вопрос с золотой картой мы не можем. Но это и не так важно.

А преимущества от владения нашими картами ощутимы. Приведу пример. Мы летали на матч во Владивосток. Обычный билет туда-обратно стоил около 20 тысяч рублей. Обладатели бронзовых карт летали за 12 тысяч, а серебряных – за 7,5 тысяч. При этом бронзовая карта стоит всего 300 рублей.

Большую финансовую поддержку оказывают сами болельщики, когда сдают деньги на баннеры. Мы все баннеры рисуем за свои деньги, а стоят они совершенно по-разному.

– Рамиль, вы отдаете «Динамо» столько сил и времени. Что же такое для вас «Динамо»?
– Одна жизнь. «Динамо» для меня – это все. У меня дома даже ничего красного нет.

29 августа 2015, 22:08
Последние новости
Мартиньш Карсумс: «После первого периода, мы проиграли игру»
Харийс Витолиньш: «Без борьбы невозможно выиграть»
Мэт Робинсон лучший защитник недели
Будь частью перфоманса!
Этот день в истории
Лучший игрок матча «Динамо» - «Амур»
Информация по выездным матчам сентября
Матч «Динамо» - «Амур» в цифрах
Этот день в истории
Кокарев: не стоит делать далеко идущие выводы, сегодня просто пошла игра

Партнеры Клуба Болельщиков

Международная сеть фитнес-клубов «World-gym» Студия «Аделфис» Мастерская «Декр» Магазин Street Story Сеть цветочных магазинов «Цветыш» Массаж Projectavenue Кальянная Shelter Highcup «Ландшафтные Технологии» «ПодборАвто» Хоккейный магазин «Точка отрыва» Дизайн-студия «Тамион» «Копи-групп» Интернет-магазин «АВТОДИНАМО» Space Travel Автошкола «Старт» SmirnOFF-ROAD «Сиан Лтд» BMW-сервис «Динамо Спорт» Гостиничный комплекс Бридж Резорт 4* PRIVET HOSTEL NetMechanic ABS Аквариум.ру Страховой Дом «Защита» Спортивное питание «Multipower» Группа компаний ФИТНЕС СИСТЕМА Мастерская матрасов «Mr.Mattress»